Текущее время: 26 апр 2018, 17:42

Сообщения без ответов | Активные темы Непрочитанные сообщения | Новые сообщения | Ваши сообщения





 Страница 1 из 1 [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Метафизика насилия начинается на кухне
СообщениеДобавлено: 14 апр 2015, 23:04 
Полноправный пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 дек 2012, 00:11
Сообщения: 646
Откуда: Мск
Благодарил (а): 35 раз.
Поблагодарили: 89 раз.
«Там, где нет личного, не может быть политического»: почему феминизм — не только женское дело. Ира Ролдугина, историк, преподаватель НИУ ВШЭ продолжает дискуссию, начатую блогерами Открытой России Наталией Холмогоровой и Татьяной Сухаревой

Недавние общественные дискуссии в интернете, в центре которых были проблемы патриархального языка, вербального и физического насилия, показали, насколько два условных фланга — либеральный и охранительный — солидарны в своем презрении к так называемому женскому вопросу. Для первых женская повестка просто не мыслится в качестве отдельной темы в противостоянии с коррумпированной, все чаще полагающейся на насилие как единственный метод утверждения своей правоты власти. Для охранителей женский вопрос в контексте общей социально-политической обстановки, как ни странно, в качестве отдельного сюжета гораздо понятнее и поэтому они действуют превентивно. Кампания за ограничение абортов по полису обязательного медицинского страхования, который ударит по самым уязвимым российским женщинам, только начинает разворачиваться при активной поддержке РПЦ. При любой политической коньюнктуре вопросы доступности дошкольных детских учреждений (митинги за доступность детских садов регулярно проходят по всей стране, но про них не говорят по телевизору и не пишут в прессе), детской высокотехнологичной медицинской помощи, затяжки с принятием давно написанного законопроекта о домашнем насилии не признаются достойными отдельного внимания.

Виталию Милонову, Елене Мизулиной, Павлу Астахову и их коллегам на всех уровнях российской власти очевидна взаимосвязь между правами сексуальных меньшинств и женщин и устойчивой, годами выстраиваемой в обществе иерархии, часто без прямого влияния государственной бюрократии, в основании которой находится мужское доминирование и право защищать его кулаками.

Метафизика насилия, о которой так много пишут либеральные колумнисты применительно к российской агрессии в Украине, начинается на кухне, продолжается в офисе и на улице, часто выплескается на страницы престижных изданий или проявляется в риторике их главных редакторов («девочки пишут»), в том числе женщин.

При чем тут феминизм? И почему, несмотря на то, что в основном россияне не имеют о нем представления, это слово воспринимается в лучшем случае с пренебрежением и в худшем с агрессией и отвращением?

По своему происхождению феминизм — европейский феномен. Феминистские идеи получили развитие в обществах, перешагнувших или готовых переступить порог модерности. Великобритания, Россия, Франция — во всех этих странах в разных пропорциях и в разных темпах с середины XIX века шли одни и те же процессы профессионализации, распространения экспертного знания, рационализации государственного управления, росло число образованных людей и городского населения в целом, утверждалась идея технологического прогресса, сопровождавшаяся секуляризацией жизни. Но еще раньше феминистские идеи высказывались отдельными женщинами в эпоху Просвещения. Именно оттуда тянется генеалогия выражения «синий чулок», как тогда, так и сейчас подразумевающего презрительное отношение к женщинам, чьи интересы, внешний вид, деятельность не соответствуют принятым идеалам феминности в обществе.

Первые английские, американские, российские феминистки, принадлежавшие к элите своих обществ, независимо друг от друга обратили внимание на незавидное место женщин в водовороте изменений в социально-политическом ландшафте своих стран. Женщины, до сих пор в массе своей не имевшие доступа к высшему образованию, были заняты в основном на низкоквалифицированной и непрестижной работе, другие не могли рассчитывать даже на такую занятость и вынуждены были проституировать. К слову, викторианская эпоха с ее характерным фасадным сексуальным пуританизмом и утверждением «традиционных» ценностей известна исключительной статистикой проституирующих женщин и высоким уровнем сексуального насилия. Российские образованные женщины-дворянки практически ничем не отличались от своих иностранных коллег на ниве возникающего женского движения. Разве что в России гораздо меньше внимания уделялось политической теории феминизма и крупных теоретических работ, подобных трактатам Мэри Уоллстоункрафт («Защита прав женщин») и Олимпии де Гуж («Декларация прав женщин и гражданки»), не появилось.

В какой-то момент феминистки были даже заметнее и влиятельнее, нежели представители других российских общественных течений середины XIX века — радикалов и умеренных народников. В отличие от них феминисткам не нужно было уходить в подполье, их деятельность оставалась легальной и порой даже встречала благодарность со стороны властей, с трудом справлявшихся с насущными проблемами.

Первая российская феминистская организация была основана образованными дворянками Трубниковой, Философовой и Стасовой в Санкт-Петербурге в 1861 году. «Общество дешевых квартир» ставило целью обеспечить чистым недорогим жильем нуждающиеся семьи, особенно оставшиеся без кормильца. Хорошие связи, положение в обществе и часто покровительство высокопоставленных особ позволяло привлекать финансирование и расширять круг деятельности. Со временем феминистки смогли переключиться на проблемы других масштабов: они начали работать на Выборгской стороне — одном из беднейших столичных кварталов, к концу века превратившемся в пролетарскую зону, которая впоследствии дала большевистскому женскому движению много новых сторонниц. На Выборгской стороне феминистки основали мастерские по пошиву одежды, школу для работающих матерей, общественные кухни. Другие феминистские организации Петербурга того времени — «Общество для пособия бедным женщинам в Петербурге», «Общество распространения полезного чтения».

Еще одним феминистским начинанием, реализовавшимся в масштабах страны в течение короткого периода с 1859 по 1862 годы, было создание воскресных школ. Эта идея стала настолько популярной в европейской части России, что Министерство просвещения посчитало нужным установить над школами контроль и в 1860 году издало указ о надзоре за ними. Школы, где преподавали образованные феминистки и священнослужители, посещали фабричные работницы, продавщицы, молодые деревенские девушки. На волне земского либерального движения многие состоятельные дворянки проникались идеями социальной благотворительности и охотно финансировали такие школы.

Что касается одного из самых распространенных сейчас стереотипов о том, что сексуальная фрустрация является импульсом к возникновению феминизма, то с уверенностью можно сказать, что абсолютное большинство активисток раннефеминистского движения жили в браке.

Отчасти, конечно, потому что иной доли для дворянской девушки не предусматривалось, но многие браки можно назвать счастливыми или по крайней мере партнерскими.

Отдельной кампанией со своей программой и логикой можно назвать борьбу феминисток за университетское женское образование. На этом пути они шли от компромисса к компромиссу с властями. Сначала они получили разрешение на открытие подготовительных курсов, затем университетских курсов. Это сопровождалось лоббистскими кампаниями в высших эшелонах власти и открытыми выступлениями, по вопросу доступа женщин к высшему образованию высказывались Достоевский (за), Катков (против), Кони (за) и многие другие общественные деятели. Многие женщины не дожидались милостивого разрешения и уезжали в Европу — в Цюрих, Берн и Париж, где получали дипломы. Российские власти считали крайне опасным отъезд за границу молодых и способных представительниц дворянства, которые могут набраться «вредных идей» и вернуться на родину радикалками. Во многом эти страхи оправдались, но по этой же причине Министерство просвещения склонялось к тому, чтобы разрешить женщинам получать высшее образование. В 1872 году в Москве открылось первое российское настоящее женское учебное заведение — Высшие женские курсы Герье. В 1878 году для женщин всех сословий открылись Бестужевские курсы. В 1897 году в Петербурге был открыт Женский медицинский институт. Все эти курсы работали по университетской программе, но их второсортное значение по отношению к нормальному, мужскому образованию оставалось закреплено в их статусе и названии.

К концу XX века Россия опередила Европу по числу практикующих женщин-врачей. Усилия феминисток и их сторонников приведут к тому, что после 1905 году Россия по количеству и распространенности высших образовательных учреждений окажется в лидирующей тройке, впереди только Англия и США.

Российские феминистки раньше многих других добились права политического голоса, Временное правительство гарантировало его в 1917 году, тогда как американки получили возможность избирать и избираться в 1920 году, англичанки в 1928-м. В феминистской историографии именно этот этап борьбы женщин за политическое право голоса считается первой волной феминистского движения. С приходом к власти большевиков российский феминизм откалывается от европейского и североамериканского. Поначалу казалось, что большевистская диктатура может предложить женщинам намного больше либерально-буржуазных режимов, с которыми иностранные феминистки были вынуждены искать компромиссов в течение долгих изнурительных лет.

Для большевистской политики женская тема была одной из главных. Раннесоветский модернизационный проект предполагал быстрое и эффективное включение женщин в социально-политический контекст новой эпохи, в том числе и потому, что женщина — это рабочие руки, и в условиях урбанизации и индустриализации ее необходимо было как можно быстрее эмансипировать. Действительно, то, к чему европейские и американские феминистки шли в течение долгого XX века, советские женщины получили мгновенно. Достаточно вспомнить легализацию абортов, введение алиментов, издание детской литературы, организацию ясель, детских садов, общественных кухонь, создание женотделов, — ячеек при партии на местах, занимавшихся целым рядом актуальных для женщин вопросов. На этом фоне бурных перемен мало кто заметил, что старые суфражистки, не ассоциировавшие себя с большевизмом, уже не получали права голоса и не были независимыми фигурами. Через несколько лет некоторые из них умрут в нищете от голода, другие погибнут в лагерях, третьи доживут до старости в безвестности.

В сталинский период происходит поворот на 180 градусов: возвращение к патриархальной идеологии. Подряд принимаются законы о запрете мужеложества в 1934 году и в 1936 году закон о запрете абортов, действовавший до 1955-го. Домодерное, «буржуазное» восприятие женщины как объекта, подчиненного мужчине, приходит на смену революционной гендерной политике большевиков. В условиях тоталитарного государства этот крен не выглядит случайным: полностью лишенный политической автономии советский мужчина остается хозяином в своей семье. На советскую женщину ложится нагрузка на два фронта: рабочая и домашняя.

Беспрецедентная, десятилетиями длившаяся пропагандистская проработка общественного сознания, совмещенная с репрессиями, полностью уничтожила представление о возможных интересах какой-либо социальной группы, помимо единого советского народа.

Исчезло как вид любое высказывание от первого лица, только если оно не было санкционировано властью в рамках какой-либо общественной кампании. В государственной идеологии женщины и мужчины оказались спаяны в единый советский народ без допущения особой женской повестки. Это советское неприятие недекларативной прямой речи, рефлексии над личным опытом никуда не исчезло в постсоветской России. Именно поэтому видным колумнистам демократических взглядов смешным и несущественным на фоне человека с красной кнопкой кажется феминистский анализ языка либеральных СМИ.

Смысл феминизма, как и демократии, в практике.

Это движение, действующее на разных уровнях — личном, активистском, общественном — которое не может остановиться и перестать быть актуальным. В тот момент, когда советские женщины безмолвно наслаждались двойной нагрузкой дома и на работе в условиях лагерной жизни в масштабах страны, североамериканские женщины только начинали бороться за одинаковый с мужчинами доступ к высшему образованию, отмену дискриминации при найме на работу, равную оплату труда, затрагивали тему женской сексуальности и порнографии. Именно тогда, в 1960-е годы они сформулировали лозунг феминисток второй волны, который будет актуальным всегда. «Личное — это политическое», — выкрикивали они на манифестациях, повторявшихся из года в год в крупных американских городах и собиравших десятки тысяч участниц.

Там, где нет личного, не может быть политического. В этом заключался секрет существования советского общества с его поразительной полулегальной раздвоенностью жизни индивида.

В этом особенность современного российского социума с разрушенными горизонтальными и вертикальными связями, объединенного лишь тотальным эффектом недоверия. В таком обществе политическим считается только вопрос о власти. Это выгодно самой власти, которая таким образом избегает ответственности за все остальное, и интеллектуальной элите, замкнутой в пределах своего узкого экспертного поля. За этими границами идет другая жизнь. Домашнее насилие, дискриминация в университете, на работе, преследования в общественном транспорте, унизительные шутки в юмористических передачах на федеральных каналах, — об этих рядовых явлениях никому не придет в голову говорить как о политических, о подобном опыте тем более промолчат успешные женщины. До тех пор, пока каждый не начнет говорить за себя и о себе, абстрактные интересы страны продолжат приватизировать случайные группы, навязывающие гражданам их видение себя. Феминизм — одно из самых крупных и потенциально мощных объединительных движений в России. Распространение феминистских идей, не существующих в виде священных скрижалей с раз и навсегда принятым набором постулатов, — достаточно надежный индикатор возвращения политического плюрализма, идей свободы и равенства и людей, готовых за это бороться.

https://openrussia.org/post/view/4223/



_________________
У женщины всегда есть выбор: феминизм или мазохизм
Не в сети
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Метафизика насилия начинается на кухне
СообщениеДобавлено: 17 май 2015, 02:41 

Зарегистрирован: 17 май 2015, 01:36
Сообщения: 3
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 2 раз.
У меня на кухне насилие не начнется так как я там одна и никакого кормильца мне даром не надо.


Не в сети
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 Страница 1 из 1 [ Сообщений: 2 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти: