Текущее время: 18 июн 2018, 13:20

Сообщения без ответов | Активные темы Непрочитанные сообщения | Новые сообщения | Ваши сообщения





 Страница 1 из 1 [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Становление зрелой сексуальности
СообщениеДобавлено: 07 дек 2012, 03:46 
Полноправный пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2011, 19:35
Сообщения: 1415
Откуда: Москва
Благодарил (а): 40 раз.
Поблагодарили: 68 раз.
Человеческий младенец от рождения обладает настолько эмоциональным криком, что он повергает в тревогу всех психически здоровых взрослых. А если понаблюдать в это время за их эмоциональной реакцией и поведением, то становится очевидным, что чувство сострадания имеет врождённую биологическую природу. Детские крики и плач, например, деморализовали научных сотрудников, участвовавших в опыте,

С возрастом способность к эмпатии позволяет людям угадывать не только
экстремальные эмоции человека, его просьбы о помощи и мольбы о сострадании, но и
улавливать самые тонкие нюансы настроения. Этого дара лишены так называемые шизоидные
психопаты. Такой дефект психики делает смертельно опасными садистов, не способных ни
воспринимать альтруистические сигналы другого живого существа, ни испытывать чувство
сострадания к кому бы то ни было Способность к эмпатии близка к одному очень важному врождённому свойству людей – потребности в избирательном эмоциональном контактировании. У человеческого детёныша потребность в избирательном эмоциональном общении с
матерью, а затем со сверстниками становится ещё большей жизненной необходимостью, чем у
детёныша обезьяны. По наблюдениям психологов “прикосновение, похлопывание, обнимание,
прижимание к груди, голос матери, возможность сосания” (Ribble M., 1944), так же важны для
грудного ребёнка, как соответствующая пища и температура. Рене Спитц (Spitz R., 1956)

обследовал полугодовалых детей в условиях, где им был обеспечен полноценный уход, но где
не было лица, с которым, подобно матери, можно было бы постоянно общаться. Автор пишет:
“В первый месяц изоляции ребёнок шести месяцев плачет, требует мать и как бы ищет кого-
либо, кто может её заменить. На второй месяц у ребёнка появляется “реакция бегства“: он
кричит, когда к нему кто-то подходит. Одновременно наблюдается падение веса и снижение
уровня развития. На третий месяц изоляции ребёнок занимает характерную позицию лёжа на
животе, избегает всяких контактов с миром. Если ему препятствуют, он очень долго кричит,
иногда по три часа без перерыва, теряет вес, легко подвергается инфекциям. У него часто
появляются кожные заболевания. На четвёртый месяц ребёнок уже не кричит, а лишь
жалобно плачет. Он теряет ранее приобретённые навыки. Если перед этим он мог ходить, то
теперь он уже не умеет даже сидеть“.

. В основе детской привязанности обычно лежит чувство беспомощности. Другое дело, что такая эмоциональная симбиотическая привязанность – росток будущей способности к любви По мере того, как ребенок становится личностью, его эмоциональная симбиотическая привязанность к матери всё больше заменяется любовью. Насколько подлинной она станет, зависит от двух моментов: от степени самостоятельности ребенка и от того, насколько альтруистично его чувство. В свою очередь, и то и другое во многом зависит от способности к подлинной любви самой матери. Начиная с двухлетнего возраста, ребёнок, наряду с потребностью в контактах с мамой,
нуждается в эмоциональном общении с двумя-тремя своими сверстниками. Лишённый этой
возможности, ребёнок заболевает

В периоде полового созревания подросткам свойственны упрямство, строптивость, порой грубость и негибкость во взаимоотношениях друг с другом и со взрослыми. Запутанные отношения с учителями и родителями, с окружением в целом драматизируют жизнь подростка. В это время у него меняются взгляды на себя, на отношения в школе и в семье. Эти изменения наполнены главным содержанием подросткового возраста – половым созреванием. Подросток претендует на самостоятельность и независимость от взрослых. С одной стороны, он ищеттдоказательств своей неординарности, а с другой, опасается быть “не таким, как все”, боится переступить границы нормы. В связи с пересмотром привычных ценностей, лихорадочно подыскиваются критерии, чтобы оценить “правильность” собственного Я и окружающего мира. Поскольку он руководствуется лишь своим скудным опытом, конструируется жёсткая схема; оценки категоричны: “да” – “нет”.

Окружающие, понятно, вписываться в столь узкие рамки не собираются. В конфликтах, спровоцированных порой мелочами и принявших нежелательное развитие, подросток часто чувствует свою неправоту. Однако ему трудно найти верный тон, он то и дело срывается на грубости, о которых потом сожалеет. Он постоянно убеждается в своей незрелости, неумении ладить с людьми, в несостоятельности своих претензий на оригинальность. Сознавая, что в рамки им же сконструированного идеала не укладывается, прежде всего, он сам, подросток испытывает чувство острой неуверенности в себе, а иногда и чувство ненависти к своему “никчёмному Я”. В таких случаях внутриличностные конфликты могут самый принять драматический оборот, вплоть до суицида.

Взрослым нет дела до жёстких правил, принятых в подростковых группах. Им невдомёк,что там процветает насилие. Ещё хуже, если взрослые сами унижают детей. Садомазохистские семьи всегда были частым явлением. Неуверенность в себе, свойственная многимавторитарным родителям, провоцирует их срывать злобу на тех, кто уязвим в наибольшей мере– на собственных детях. Авторитарные традиции и неспособность к любви передаются из поколения в поколение. Люди, не знавшие родительской любви, но зато привыкшие к самодурству и деспотизму “предков”, поступают со своими детьми точно так же, как их отцы поступали с ними самими. Особенно разрушительное воздействие оказывает на детей неспособность матери любить. Это приводит к последствиям, отчасти напоминающим ту физическую и психическуюзадержку развития, которую наблюдал Спитц (Spitz R., 1956). Депривация (недополучение)материнской любви приводит к формированию людей, неуверенных в себе и в то же времяэгоцентричных; к своеобразной смеси высокомерия и заискивания перед окружающими. Присобственной полной неспособности любить они всю жизнь требуют доказательств любви отвсех знакомых и даже незнакомых людей, а не находя их, впадают в тревогу и депрессию.

Избыточность материнской любви, как ни странно, тоже не приводит к добру. Она
формирует эгоистов, которые, не умея любить сами, требуют безоговорочной и слепой любви
(такой же, к какой их приучила мать) от всех своих близких и друзей, а затем и от половых
партнёров. Отсутствие подобных чувств (подлинное или мнимое) вызывает у них гнев и
ненависть. Фактически они обречены на одиночество.Симбиотическая связь с матерью, уместная в раннем детстве сына, сохраняясь после пяти лет, а тем более, после его вступления в пубертат, тормозит становление зрелого влечения. Разрушительно влияют на детей и дефекты отцовской любви. Её отсутствие также порождает чувство неуверенности в себе, парализует активность в работе и в карьере, может привести к формированию садомазохизма. Избыточность же любви к отцу подавляет способность дочерей быть женственными и любить своих сверстников. Нередко такие дочери либо вовсе не выходят замуж, либо вскоре после замужества разводятся.

Зато счастлив тот, кого родители любили по-настоящему, и кто с их мудрой помощью
не стал рабом родительской любви. Такая семья – школа альтруизма. Учит альтруизму и дружба сверстников. Подросток ищет “альтер эго” (своё второе Я). В атмосфере подростковой конфликтности друг мог бы взять на себя роль арбитра в трудных взаимоотношениях с окружающими, ободрить в сложной ситуации или дружески одёрнуть при ошибочном поведении.
Потребность в избирательном эмоциональном общении приобретает особое значение в
связи с пробуждением полового влечения. Именно альтруистическое поведение позволяет
решить проблему избирательности и в дружбе, и в любви. Немалым стимулом является то, что
помимо благодарности и даже восхищения любимого человека, подросток испытывает радость
от того, что ради любви он оказался способным на серьёзные усилия, поднялся над своими
обычными возможностями. Таким образом, альтруизм повышает уровень самоуважения,
упавший из-за проблем и просчётов, свойственных подростковому возрасту.

Альтруистические взаимоотношения облагораживают и делают нравственным половое
влечение. Юношеская гиперсексуальность придаёт эмоциональную напряжённость уже не
просто поиску партнёра для удовлетворения сексуального голода, а поиску лица, способного
удовлетворить потребность в избирательном альтруистическом контакте.

Важным критерием психологической зрелости служит и подавление агрессивности. По
мере взросления человека, его детская агрессивность (драчливость, гневливость по малейшему
поводу, набрасывание на обидчика с кулаками, садистские эксперименты с отрыванием лапок у
насекомых, истязание животных и т. д.) отчасти затухает, а отчасти претерпевает своеобразную
метаморфозу. Агрессивность, которая у самцов животных так зависит от уровня мужских
половых гормонов, у большинства подростков и юношей заменяется потребностью в
соревновании мирными способами. Особая страстность в занятиях спортом (хоккей, борьба,
шахматы) и рыбалкой, соперничество хакеров – всё это и есть рудименты вытесненной
агрессивности

Парадокс в том, что альтруизм не сводится лишь к миролюбивому поведению и отказу от собственных интересов. Он может сочетаться со справедливым гневом, сопровождаясь физическими действиями,
направленными против подлинного агрессора. Юноша с его обострённым чувством
справедливости нередко в ущерб себе вступает в бой с превосходящим силами противником.
При этом высвечивается факт, что агрессивность – способ и средство реализации человеческого
эгоизма, в том числе и группового (эгоизм партий, этнических, расовых и религиозных
общностей, подростковых групп–банд и т. д.). Таким образом, выясняется, что агрессивность –
прямая противоположность альтруизма.В каких случаях агрессивность не подавляется? Врачи дают по этому поводу недвусмысленный ответ. Она появляется или усиливается у подростков, страдающих некоторыми психическими заболеваниями, а также у психопатов и авторитарных личностей

Преодоление поискового инстинкта и агрессивности, замена их альтруизмом и
избирательностью, – основополагающие этапы становления зрелой половой психологии.

Михаил Бейлькин



_________________
Емэйл pimenov.polpred@gmail.com http://vk.com/id46626332
скайп mars201061
Не в сети
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 Страница 1 из 1 [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти: