Текущее время: 15 дек 2018, 14:30

Сообщения без ответов | Активные темы Непрочитанные сообщения | Новые сообщения | Ваши сообщения





 Страница 1 из 1 [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Акцентация характера
СообщениеДобавлено: 07 дек 2012, 05:19 
Полноправный пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2011, 19:35
Сообщения: 1415
Откуда: Москва
Благодарил (а): 40 раз.
Поблагодарили: 68 раз.
Газета “СПИД-инфо” опубликовала характерное письмо:
«Этот эпизод (очень печальный) своей жизни я ношу в себе уже более двух месяцев. А
начиналось всё как нельзя хорошо. Я с приятелем отмечал праздник, выпили. Решили поехать
на танцы в парк. Я чувствовал себя очень свободно, чем, наверное, и привлёк внимание
милиции. Недолго наблюдая за мной, они засунули меня в “козёл” и увезли. Привезли в
отделение, тут были и другие – девчонки, парни. Из разговоров я понял, что нужны деньги,
чтобы отделаться к полуночи и без формальностей. Тут я заметил, что по другую сторону
двери стоит сержант и наблюдает за мной. Жестами я показал ему, что хочу с ним
поговорить. С доверительной улыбкой (он был года на 2-3 старше меня) он вывел меня из
этого приёмника и с такой же улыбкой выслушал моё заявление о неплатёжеспособности. Его
ответ меня сначала поразил. Смысл его заключался в том, что ему ничего не остаётся, как
оценить моё “очко”».

Сергей (автор письма) поначалу отказался, было, от этого предложения, но дома его
ждала больная мать, и он пошёл за сержантом. “Мы очутились в каком-то классе, где стояли парты и висела доска. Он предложил подойти к парте и стать на колени. Меня всего трясло. Он снял брюки и плавки. Держа свой член одной рукой, сел на парту. Другой рукой взял меня за затылок и заявил, чтобы я “с энтузиазмом сделал минет”. Процедура продолжалась довольно-таки долго. Я был весь мокрый от жара. Сержант же был в полном восторге. Закончив, я стал было уходить, но резкое движение милиционера меня остановило. Схватив за брюки, он сказал, чтобы я разделся. Положив мой корпус на стол, раздвинул ягодицы и ввёл свой член… Боль была адская. Я был в полуобморочном состоянии. Потом, перевернув меня на спину, поддерживая таз руками, он с большой уверенностью опять всадил
в меня член. Ноги оказались в таком неловком положении, что мне не оставалось ничего другого, как положить их ему на плечи. Я чувствовал себя шлюхой... Сержант же был в экстазе, после всего он ещё минут пять лежал на мне, пуская слюни на шею. Придя домой, успокоив мать, я осмотрел себя. Грешная дыра ещё болела, но серьёзных последствий не было... Теперь я живу, как в монастыре. Редко гуляю, про танцы забыл, на девчонок смотреть не могу. Раньше по утрам была эрекция, теперь её нет. Наверное, надо идти к врачу. Такое чувство, что что-то происходит с моей психикой...”

Характер и степень болезненного состояния Сергея врачи разных специальностей
расценили бы по-разному. доктор его сделал несколько неожиданный вывод: “Депрессия, которую он переживает, – обычная (?! – М. Б.) реакция на такие потрясения. Думаю, что при здоровой, гармонично развитой психике всё нормализуется. Время всё лечит. Если же Сергей предрасположен к невротизации (а это не исключено: угнетённое состояние у него не прошло и спустя два месяца после случившегося), то ему понадобится помощь психотерапевта или психиатра”. Высокая н1082 квалификация психиатра, давшего Сергею заочную консультацию, не вызывает сомнений. Однако сексолог, пользуясь своими профессиональными приёмами, замечает в письме множество, казалось бы, мелких, но на самом деле красноречивых деталей.

Уместен ли, скажем, рассказ о том, как долго (больше пяти минут!) удовлетворённый сержант
“пускал слюни” на шею своего партнёра? Похоже, что “слюнки текли” не у милиционера.
Речь идёт о психологической защите по типу проекции: Сергею мучительны подробности течения его собственных физиологических процессов и потому он неосознанно приписывает их своему обидчику, проецируя на него свои же эмоции. В самом деле, если бы юноша был парализован страхом, как он пишет в письме, во рту у него пересохло бы настолько, что такая долгая, в деталях описанная фелляция (орогенитальный акт), была бы невозможна. Не случайным было и то, что выбор милиционера пал на Сергея. Отнюдь не случайна и необъяснимая с позиций логики покорность юноши. Строго говоря, сержант не изнасиловал его, а совершил другое преступление: воспользовался своим служебным положением, чтобы принудить к половому акту. Ссылки же на болезнь матери – тоже психологическая защита.

Термином “психологическая защита” Фрейд назвал бессознательные психологические
механизмы, которые служат для оправдания каких-то неприемлемых для человека собственных
желаний и поступков. Ссылки юноши на болезнь матери относятся к защите по типу
рационализации. Чтобы оправдаться в своих глазах, он выбирает внешне разумную
(рациональную), но, на самом деле, ложную линию поведения. Ведь ему вовсе не обязательно
было соглашаться на такую плату. Другой на его месте нашёл бы более разумный способ
успокоить мать, например, позвонив ей. И если уж говорить о том, насколько “обычна” депрессивная реакция Сергея (именно такой её считает, противореча себе же, психиатр, комментирующий письмо), то ведь она типична для девочек. Между тем, их невротическая реакция объясняется не столько фактом
дефлорации, сколько ложным чувством вины: они ошибочно связывают всё случившееся со
своими тайными желаниями и сексуальными фантазиями. Депрессивная реакция Сергея вызвана тем, что в свете всего с ним случившегося он впервые обнаружил собственную гомосексуальность. Этим-то объясняется и замеченное с острой тревогой исчезновение у него эрекции, и возникшая холодность к противоположному полу (“смотреть на девчонок не могу”), и его самонаказание символическим домашним арестом (“редко гуляю”). Проговаривается он о чувстве собственной вины, именуя свой анус
“грешной дырой”.

Тревога связана не столько со страхом разоблачения (хотя, конечно, есть и он, иначе
Сергей пошёл бы к врачу, а не написал письмо в надежде, что ему помогут разобраться в самом
себе заочно). Молодой человек боится, что гомосексуальность губительна для его психики; что
его влечение будет прогрессировать, и впредь он сам станет искать встреч с однополыми партнёрами, уже не дожидаясь случайного “насильника”; что он потерял право считаться “нормальным” парнем. Эти опасения и скрываются за фразой: “Что-то происходит с моей психикой”. И печаль, и самообвинения, и угасание полового влечения, и отсутствие эрекции, и тревога по поводу того, насколько он, оказывается, далёк от “нормы” – всё это и есть проявления невроза. C учётом сказанного очевидно и то, что невротическая реакция сама по себе со временем не пройдет. Читателям, не получившим медицинского образования, поясним, что недуг Сергея носит психогенный характер, то есть, его возникновение объясняется психологическими причинами. Невроз – заболевание, вызванное действием психотравмы или наличием психологического конфликта, неразрешимого для больного и потому требующего для своего преодоления помощи врача. Конфликт Сергея носит внутриличностный характер: юноша осуждает те свои желания и эмоции, которые связаны с его же собственной гомосексуальностью. Уточним, что Сергей нуждается не в помощи психиатра или психотерапевта. У них свой круг заболеваний;

Описанные проявления невроза и механизмы его развития, способы психологической
защиты – всё это, конечно же, свойственно не только гомосексуалам, но всем представителям
человеческого рода. Теоретически неврозом способен заболеть любой: всё зависит от тяжести
психотравмы и её значимости для данного человека. От личности индивида зависит, насколько
болезнетворной окажется для него та или иная психотравмирующая ситуация. То, что ввергает
в невроз одного, другому приносит полное удовлетворение, уберегая от заболевания. Форма
развившегося невроза и особенности его клиники также зависят от личности заболевшего.
Для Сергея, например, тягостны воспоминания о позе, какую он принял во время
полового акта. Он с отвращением называет себя “шлюхой”. Психологический механизм
самообвинения понятен: юноша осуждает то, что, вопреки его же установкам, принесло ему
наслаждение. Его травмируют любые проявления его неосознанных гомосексуальных желаний.
Не случайно же до происшествия в отделении милиции они были вытеснены из его сознания


Особенностью Сергея является его способность легко переходить к крайним полюсам
настроения (циклоидный тип акцентуации характера). В начале своего приключения он был
настолько весел и расторможен, что даже попал в милицейскую машину. Возвратившись
домой, он впал в депрессию, определившую клинику его невроза Такие личности имеют акцентуацию характера (акцентуантами). Термин происходит от слова “акцент” – своеобразие, выделение чего-нибудь. Немецкий психиатр Карл Леонгард (1981) предложил называть акцентуированными те личности, у которых дисгармоничность характера не достигает степени явного уродства, как у психопатов, но и не
укладывается в рамки нормы Гомосексуальная тревога наблюдается у многих геев, часто определяя клиническую картину их невротического развития

И стиль, и содержание письма выдают чувствительную (сенситивную) акцентуацию характера. Такие акцентуанты – люди робкие и в то же время экзальтированные. Они импульсивны, самолюбивы и, на взгляд окружающих, непоследовательны в своих поступках. На самом же деле, их поведению присущи чёткие психологические закономерности. По классическому описанию психиатра Петра Ганнушкина (1964), им свойственна “чрезмерная впечатлительность, с одной стороны, и резко выраженное чувство собственной недостаточности – с другой. <...> Так как это обыкновенно люди самолюбивые, то особенно их угнетает, прежде всего, сознание, что они не как все, а затем и вытекающая отсюда
крайняя неуверенность в себе. Это создаёт у них чувство внутренней напряжённости и
тревоги. Если у больных к тому же есть какие-нибудь дефекты, то их застенчивость легко
переходит всякие границы, и у них развивается крайняя подозрительность (человеку кажется,
что окружающие критикуют его и смеются над ним). <...> Другие же, стремясь преодолеть
мучительное для них чувство своей слабости и недостаточности, надевают на себя не всегда
удающуюся им личину внешней развязности и даже заносчивости, под которой, однако,
нетрудно разглядеть того же самого внутренне смущённого и робкого человека”.

Излюбленный способ психологической защиты сенситивных юношей –
гиперкомпенсация, когда какой-то недостаток (часто мнимый) путём тренировок замещается на
свою противоположность. Постоянным самоконтролем и занятиями спортом такие
гомосексуалы стараются стать подчёркнуто мужественными. При этом поведение, как и
внешность, порой приобретают мозаичный характер: спортивность и щегольство временами
переходят в манерность, сквозь утрированную мужественность проступают женственность и
инфантилизм (“детскость”, психологическая незрелость); за деланной самоуверенностью и
напускной решительностью чувствуется готовность в любой момент стушеваться. Именно
такое поведение поверхностному наблюдателю кажется капризным и непредсказуемым
Сенситивные акцентуанты вообще склонны к невротическим реакциям.



_________________
Емэйл pimenov.polpred@gmail.com http://vk.com/id46626332
скайп mars201061
Не в сети
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 Страница 1 из 1 [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти: