Текущее время: 22 июл 2018, 10:56

Сообщения без ответов | Активные темы Непрочитанные сообщения | Новые сообщения | Ваши сообщения





 Страница 1 из 1 [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Динамика процессов гендерной схемы
СообщениеДобавлено: 07 дек 2012, 05:39 
Полноправный пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2011, 19:35
Сообщения: 1415
Откуда: Москва
Благодарил (а): 40 раз.
Поблагодарили: 68 раз.
Есть свидетельства того, что мы часто воспринимаем гендерные различия гораздо большими, чем они есть на самом деле, потому что схемы влияют на то, что мы замечаем в первую очередь, и потому что информация, соответствующая схемам, легче кодируется в нашей памяти (то есть кодировка упрощается, когда вы просто корректируете уже имеющуюся схему, а не создаете новую). Например, и мальчики, и девочки вспоминают людей, олицетворяющих собой стереотип определенного пола, а также их поступки гораздо лучше, чем тех мужчин и женщин, чьи образы и действия не соответствуют гендерным стереотипам. При этом подобная избирательность памяти наиболее сильна у детей, имеющих устойчивые гендерные стереотипы (Cann & Garnett, 1984; Furnham & Singh, 1986; Hepburn, 1985; Liben & Signorella, 1980; Martin & Halverson, 1983 a; Mills, 1983; Ruble & Stangor, 1986; Stangor & Ruble, 1987, 1989).

В общем случае оказывается, что мы лучше запоминаем информацию, соответствующую усвоенной нами схеме. Есть, однако, определенные условия, при соблюдении которых с большой вероятностью запомнится и та информация, которая со схемой не согласуется. Во-первых, конечно же, человек должен заметить эту информацию. Во-вторых, он должен иметь мотивацию для попыток объяснить ее несоответствие. Хасти (Hastie, 1981) утверждал, что несогласующаяся со схемой информация может вспоминаться в тех случаях, когда она конкурирует с информацией, содержащейся в схеме, и когда когнитивная задача, стоящая перед индивидом, требует, чтобы человек использовал эту информацию. В-третьих, человек не должен объяснять несоответствие информации сложившейся ситуацией или случайными искажениями. Однако даже если человек и запомнит противоречащую схеме информацию, это еще не означает, что он обязательно изменит свои стереотипы. Природа схем такова, что они сохраняют свою прочность и при столкновении с доказательствами, их опровергающими. Подобное явление получило название эффекта устойчивости (perseverance effect).

Фиске и Тейлор (Fiske & Taylor, 1984) указывали на то, что если бы люди изменяли свои схемы, пытаясь подогнать их к каждому нюансу любой возникающей ситуации, то преимущества, которые обеспечивает использование схем при обработке информации, были бы сведены к нулю. Итак, что же люди делают, сталкиваясь со случаями, не укладывающимися в сложившуюся у них схему? Один из возможных вариантов: создать новые подкатегории или подтипы, которые позволят сохранить общий стереотип, в то же время зная, что он подходит не для всех элементов данной категории (Taylor, 1981). Например, До (Deaux et al, 1985) установила, что люди имеют определенные подкатегории для классификации женщин (домохозяйки, карьеристки, спортсменки, феминистки и объекты сексуального влечения) и мужчин (спортсмены, «синие воротнички», бизнесмены и мачо). Эдвардс (Edwards, 1992) выявил четыре подтипа мужчин: бизнесмены, спортсмены, любители семейного очага и неудачники.

Эффект устойчивости (Perseverance effect). Явление, состоящее в том, что даже если человек и запомнит противоречащую схеме информацию, это еще не означает, что он обязательно изменит свои стереотипы. Природа схем такова, что они сохраняют свою прочность и при столкновении с доказательствами, их опровергающими.

Нередко люди, сталкиваясь с индивидами, которые не укладываются в их схему, в ответ создают для них категории исключения из правил (exception to the rule cathegory). В одном из исследований (Rothbart & Lewis, 1988; Weber & Crocker, 1983) высказывалось предположение, что если противоречащее схеме поведение исходит от члена группы, который считается для нее нетипичным, то в этом случае схема редко подвергается пересмотру. К примеру, Фиске и Стивенс (Fiske & Stevens, 1993) отмечали, что женщина — пилот истребителя, имеющая мужа, двоих детей и обожающая готовить, в большей степени способствует разрушению стереотипов, чем незамужняя женщина-пилот, ненавидящая готовить.

Они объясняют данный феномен тем, что для первой из женщин труднее найти соответствующий ей подтип.[/color] Брем и Кассин (Brehm & Kassin, 1992) указывали на то, что члены стереотипных групп часто сталкиваются с одной не очень простой дилеммой.Для преодоления стереотипов им необходимо представить себя исключением из общего правила. Однако для стимулирования изменений группового стереотипа им нужно казаться типичными представителями своей группы для того, чтобы суметь эффективно повлиять на ее образ.[/color] В качестве примера применения стратегии исключения из правил к информации, не соответствующей имеющейся схеме, рассмотрим случай знакомой мне женщины-архитектора, которая неожиданно узнала, что ее профессия мало подходит для представительниц ее пола. Как-то она поведала мне, что ее босс заявил, что он сильно сомневается в том, что женщина может сделать хороший проект. Тогда она спросила его: «А что вы скажете обо мне? Вы же сами пригласили меня на работу и способствовали моему продвижению. К тому же я знаю, вы считаете меня хорошим архитектором». Что же он ответил? Он заявил следующее: «Вы совсем не такая, как все».

Как гендерные схемы способствуют появлению иллюзорной корреляции

Когда люди считают, что две вещи должны быть связаны между собой, они нередко переоценивают степень прочности этой связи или пытаются увидеть ее там, где ее на самом деле нет (Fiske & Taylor, 1984). Такое восприятие называется иллюзорной корреляцией (illusory correlation). В случае гендера мнимая или преувеличенная связь часто видится между гендером и определенными качествами, навыками или поведением. Михан и Дженик (Meehan & Janik, 1990) рассмотрели ряд исследований, где испытуемым показывали одинаковое число мужчин и женщин, демонстрировавших традиционное и нетрадиционное для их пола поведение. Дальнейший опрос участников экспериментов неизменно показывал, что они постоянно переоценивали число увиденных гендерно нетрадиционных действий. Короче говоря, можно сказать, что наблюдатели имеют тенденцию переоценивать частоту поступления информации, не согласующейся со схемой

(Hamilton & Rose, 1980; Martin, 1987). Поскольку схемы привлекают внимание к случаям, которые подтверждают наши ожидания, мы можем воспринимать связь между двумя вещами более прочной, чем она есть на самом деле. Например, Хамильтон и Роуз (Hamilton & Rose, 1980) зачитывали участникам эксперимента несколько предложений о людях шести профессий. Каждая профессия упоминалась в паре с перечислением двенадцати характерных для нее особенностей равное количество раз. Однако участники эксперимента назвали больше примеров таких пар (работа и ее особенности), которые соответствовали их стереотипному представлению о людях данной профессии. Как сказал однажды Дэвид Майерс (David Myers, 1990, p. 359): «Верить — значит видеть».

Слашер и Андерсон (Slusher & Anderson, 1987) установили, что представления, сформированные на основе стереотипов, могут привести к неверному ассоциированию групп с их стереотипными отличительными особенностями. Другими словами, люди иногда имеют стереотипы, которые заставляют их подгонять свои представления о членах идентифицируемой социальной группы к сложившимся у них стереотипам. Однако, поскольку такие представления впоследствии не отличить от запомнившихся реальных фактов, в сознании стереотипно мыслящего человека они воспринимаются как дополнительные подтверждения того, что его стереотип верен. Впоследствии у носителя такого стереотипа складывается впечатление, что он уже не раз наблюдал поведение, подтверждающее данный стереотип, хотя фактически он не может припомнить ни одного примера из реальной жизни.

Иллюзорная корреляция (Illusory correlation). Слишком высокая оценка степени прочности связи между понятиями или попытка установить ее там, где связь вообще отсутствует. В случае гендера мнимая или преувеличенная связь часто видится между гендером и определенными качествами, навыками или поведением.

Иллюзорные корреляции возникают отчасти и потому, что схемы привлекают наше внимание к тем случаям, которые подтверждают сложившиеся у нас стереотипы. Однако на формирование иллюзорных корреляций могут влиять и другие тенденции процесса обработки информации. В частности, Фиске и Тейлор (Fiske & Taylor, 1984) рассматривали процесс, посредством которого мы приходим к умозаключениям. Они заметили, что исследователи обычно предлагают нам делать свои выводы на основании весьма ограниченного числа примеров (Nisbett & Ross, 1980; Tversky & Kahneman, 1974) и что крайние примеры внутри предлагаемой выборки нередко порождают более сильные ассоциации, чем примеры, гарантированно подтвержденные (Hamilton & Gifford, 1976; Rothbard et al., 1978; Tversky & Kahneman, 1974).

Что же касается гендера, то у нас может появиться склонность на основании своей осведомленности о весьма ограниченном числе людей, обладающих некоторыми характерными особенностями, приписывать эти особенности всем мужчинам и женщинам. Таким образом, мы можем прийти к ошибочному восприятию наличия прочной связи между гендером и поведением, характерными особенностями или навыками. Одна из моих студенток полагала, что поскольку ее приятель, в отличие от нее самой, не мог уделять в каждый момент времени внимание более чем одной проблеме, то и все мужчины должны были отличаться от женщин подобной особенностью. Она и ее приятель различались этой способностью, другим же, более очевидным, различием между ними был гендер; как следствие она посчитала, что между этими двумя характеристиками (гендером и способностью распределять внимание) существует устойчивая корреляция.

Кроме того, согласно Фиске и Тейлору (Fiske & Taylor, 1984), люди обычно не подозревают, что они делают выводы на основе ограниченных сведений или экстремальных примеров. И даже имея информацию об относительной частоте случаев, все равно при оценке поведения или характерных особенностей они стремятся в большей степени полагаться на самые яркие и запоминающиеся примеры (Hamill et al., 1980). Эта тенденция не обращать должного внимания на сравнительно частые случаи из реальной жизни и в то же время переоценивать значимость отдельных ярких случаев получила название ошибки обоснования оценки (base-rate fallacy).

Возьмем для примера мужчину, убежденного в том, что женщины — плохие водители (в реальной жизни таких мужчин немало). Обычно он не замечает, что из ста встреченных им за день женщин-водителей ни одна не нарушила правила. Однако стоит сто первой совершить малейшую ошибку, как он сразу же восклицает: «Вот видите! Я же говорил, что женщины не умеют водить машину!»

Ошибка обоснования оценки (Base-rate fallacy). Тенденция не обращать должного внимания на сравнительно частые случаи из реальной жизни и в то же время переоценивать значимость отдельных ярких случаев.

Подводя краткий итог, можно сказать следующее: действуя подобно схемам, гендерные стереотипы управляют обработкой поступающей к нам информации, вследствие этого мы склонны запоминать только ту информацию, которая служит подтверждением данных стереотипов. Кроме того, мы делаем неверные обобщения о группах, основываясь на информации из ограниченных источников и об исключительных случаях. В итоге мы можем прийти к ошибочному заключению о том, что поведение человека связано с тем или иным гендером, хотя на самом деле статистические данные этого не подтверждают. Эти тенденции отчасти объясняют, почему люди так часто упорствуют в своем мнении, что мужчины и женщины — существа абсолютно разные, хотя результаты исследований доказывают, что это вовсе не так.

Гендерные стереотипы и самореализующиеся пророчества

Иногда люди сами порождают свидетельства, подтверждающие правильность их стереотипов, когда стереотипы оказывают влияние на поведение людей, которых пытаются подогнать под этот стереотип. Подобное возможно потому, что ожидания окружающих и их поведение по отношению к нам действительно способны повлиять на наше поведение. Так, мужчина, убежденный в неумении женщины водить машину и заявляющий об этом своей жене, сидящей в данный момент за рулем, способен настолько взвинтить ее нервы, что она неминуемо начнет совершать ошибки. Таким образом, его стереотип будет подтвержден. Вы можете опознать это как самореализующееся пророчество (self-fulfilling prophecy) — феномен,

Обсуждении организаций, кадровики которых убеждены в том, что способных руководить женщин просто не существует на свете. Строго говоря, пророчества самореализуются в тех случаях, когда один человек, пытаясь подогнать другого под стереотип, начинает вести себя по отношению к нему таким образом, что действительно добивается бихевиорального подтверждения стереотипа. Подобное явление часто наблюдается в семьях. Например, ваши домочадцы могут воспринимать вас стереотипно на основании каких-то ваших прежних поступков, которые, как вам кажется, вы никогда уже больше не повторите. Однако ваша семья придерживается противоположного мнения и соответственно относится к вам. В результате вы можете вновь приняться за старое и, таким образом, подтвердить их стереотип.

Исследователи гендерных стереотипов Эшмор и Дель Бока (Ashmore & Del Boca, 1979) были одними из первых, кто предположил, что половые стереотипы влияют на наше поведение по отношению к другим людям и могут вызвать ответные действия, соответствующие нашим ожиданиям. Скрипнек и Снайдер (Skrypnek & Snyder, 1982) также допускают, что наши стереотипные представления о мужчинах и женщинах влияют на наши отношения с ними и вызывают с их стороны поведение, подтверждающее наши исходные убеждения. Для проверки этой гипотезы они разместили пары ранее незнакомых мужчин и женщин в разных комнатах и предложили им выяснить готовность каждого из них к выполнению определенных обязанностей.

Одна часть которых была определена как мужские, а другая — как женские. Переговоры велись без использования визуальных и голосовых контактов, так что мужчины не знали действительного пола своего собеседника. При этом одной трети мужчин было сказано, что их партнером по переговорам является независимый 20-летний молодой человек спортивного вида. Другой трети было объявлено, что они будут беседовать с 20-летней милой и застенчивой девушкой. Остальные не получили никакой вводной информации. Подтверждая выдвинутую гипотезу, мужчины вели себя во время переговоров совершенно по-разному, в зависимости от «ярлыка» собеседника. В частности, те испытуемые, которые предполагали, что имеют дело с девушкой, сразу же отбирали все мужские задания для себя и редко меняли свои решения даже тогда, когда партнерша делала похожий выбор. Более того, и их собеседники, обозначенные как «девушки», сами чаще выбирали задания, считавшиеся более женскими, чем это делали те, кому присвоили ярлык «молодой человек», и те, чей пол был не обозначен вовсе.
Самореализующиеся пророчества вызывают особый интерес, когда они имеют отношение к выбору образовательных программ или будущей профессии.

Экклз и ее коллеги (Eccles et al., 1990) проанализировали множество работ, в которых предполагалось, что родители придерживаются гендерно-дифференцированного восприятия способностей своих детей и что посредством самореализующихся пророчеств они могут социализировать гендерные различия в самовосприятие, интересы и навыки детей. В первую очередь Экклз и ее коллеги указывают на те работы (Eccles, 1984 b; Eccles & Jacobs, 1986; Eccles-Parsons et al., 1982), в которых было установлено, что родители сохраняют гендерно-дифференцированное восприятие способностей своих детей даже в тех случаях, когда их дети разного пола имеют одинаковые оценки в школе и получают равные баллы при прохождении стандартизированных тестов. В частности, родители полагают, что девочки должны быть сильнее в английском, а мальчики — в математике. Далее, Экклз и ее коллеги ссылаются на одну из работ (Jacobs, 1987), в которой было обнаружено, что матери, придерживающиеся убеждения, будто мальчики более сильны в математике, имели искаженное восприятие способностей своих детей в соответствии с гендерными стереотипами. В поддержку гипотезы самореализующихся пророчеств говорило и то, что даже когда фактические успехи детей статистически контролировались, то и тогда отмечалась заметная корреляция между материнским восприятием математических способностей ребенка и восприятием своих способностей к математике у самого ребенка.

Экклз и ее коллеги (Eccles et al., 1990) также ссылаются на результаты исследований, в которых было обнаружено, что родители приписывают успехи мальчиков и девочек в той или иной школьной дисциплине совсем разным вещам. Так, Йеи и Экклз (Yee & Eccles, 1988) установили, что родители мальчиков, имевших хорошие оценки по математике, приписывали такой результат способностям своих сыновей, в то время как родители девочек, преуспевших в математике, приписывали это их старанию и усидчивости. Помимо этого, Экклз и ее коллеги (Eccles et al., 1990) обнаружили, что подобные убеждения трансформировались в ожидания будущих успехов в учебе и, возможно, карьере.
Основываясь на результатах прошлых и текущих исследований, Экклз и ее коллеги (Eccles et al., 1990) предложили модель самореализующихся пророчеств, начало которой закладывалось родительскими стереотипами гендерной роли. Согласно этой модели, гендерные стереотипы влияют на следующее:

1. На то, чему родители приписывают школьные успехи своих детей (способностям или старательности).
2. На эмоциональные реакции родителей на успехи детей в разных областях знаний.
3. На то значение, которое родители придают приобретению своими детьми различных навыков и знаний.
4. На те советы, которые дают родители по поводу приобретения детьми различных навыков и знаний.
5. На те виды деятельности, в которые родители вовлекают своих детей, и на те игрушки, которые они им покупают.
При этом ожидалось, что перечисленные выше пять факторов окажут влияние:
1. На уверенность детей в своих способностях.
2. На заинтересованность детей в приобретении различных навыков.
3. На эмоциональные реакции (чувства) детей при принятии участия в различных видах активности.
4. На суммарное количество времени и сил, которые дети будут посвящать освоению и демонстрации различных навыков.

Наконец, впоследствии «эти различия в самовосприятии и усвоенных навыках влияют на тот род работы, которую ищут и для которой имеют необходимую квалификацию мужчины и женщины» (Eccles et al., 1990, p. 199). Эта занимательная модель постоянно подвергается все новым эмпирическим проверкам на правильность.

Шон Бурн (Гендерная психология)



_________________
Емэйл pimenov.polpred@gmail.com http://vk.com/id46626332
скайп mars201061
Не в сети
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 Страница 1 из 1 [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

cron