Текущее время: 21 июл 2018, 12:07

Сообщения без ответов | Активные темы Непрочитанные сообщения | Новые сообщения | Ваши сообщения





 Страница 1 из 1 [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Парадокс социальной идентичности
СообщениеДобавлено: 07 дек 2012, 05:43 
Полноправный пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2011, 19:35
Сообщения: 1415
Откуда: Москва
Благодарил (а): 40 раз.
Поблагодарили: 68 раз.
Хотя прочная идентификация с группой может стать мощным источником чувства идентичности с остальными ее членами, а принижение других групп может повысить чувство самоуважения и обеспечить основу для групповой солидарности, так необходимой для мотивации борьбы против дискриминации, все же такое поведение способно привести к преувеличению групповых различий, конфликтам между группами и породить сопротивление социальным переменам (так называемую «негативную реакцию»). Я называю подобное явление парадоксом социальной идентичности (paradox of social identity). Что касается гендерных проблем, то прочная идентификация с тем или иным полом может стать источником чувства самоосознания и принадлежности к группе, а в случае с женщинами — помочь создать основу для коллективного движения, которое добьется больших успехов в повышении их общественного статуса

С другой стороны, чрезмерная сосредоточенность на отличительных особенностях мужчин и женщин способна породить преувеличенное восприятие гендерных различий, которое будет препятствовать достижению равенства гендеров, поскольку распространенные гендерные стереотипы нередко используются для оправдания сложившегося общественного порядка. Пристрастное отношение к своей гендерной группе также может привести к распри между гендерами. Например, так называемая «порка мужчин» может укрепить социальную идентичность представителей этого гендера, если они ощутят, что порождаемые при этом негативные стереотипы явно незаслуженные.

Недавно в ответ на нападки на традиционные мужские качества начали создаваться объединения мужчин, в которых их поощряют «открыть в себе дикаря» (см., к примеру, книгу Роберта Блая «Железный Джон» (Robert Bly. Iron John, 1990). К сожалению, когда гендерная идентичность мужчин укрепляется в результате восприятия ими факта несправедливой дискредитации их гендерной группы, она может превратиться в серьезное препятствие любым социальным переменам, направленным на достижение равноправия женщин.

Парадокс социальной идентичности (Paradox of social identity). Прочная идентификация с собственной группой и принижение других групп могут привести к преувеличению групповых различий, конфликтам между группами и породить сопротивление социальным переменам.

При проведении одного из недавних исследований (Burn, 1993) я обнаружила дополнительные свидетельства в поддержку подобных идей. Так, участвовавшие в моих опытах женщины, в соответствии с их пристрастным отношением к своей гендерной группе, сочли показанные им мультфильмы на тему «порки мужчин» более забавными и более правдивыми, чем это показалось самим мужчинам. Согласно идее о том, что внутригрупповая идентификация особенно важна для членов групп с низким статусом, женщины демонстрировали более активное стремление проявить себя в качестве представительниц своего пола. Кроме того, в соответствии с парадоксом социальной идентичности, женщины, прочно идентифицировавшие себя в качестве представительниц своей гендерной группы, оказывали более активную поддержку политике равенства полов, в то время как мужчины, которые также прочно идентифицировали себя с представителями своего гендера, оказывали этой политике заметно меньшую поддержку. Поскольку социальная идентичность имеет большее значение для членов группы с низким статусом, то при достижении гендерного равноправия роль гендерной идентификации в формировании самооценки и пристрастного отношения к своей группе должна постепенно уменьшаться.

Однако, по иронии судьбы, в то время как у женщин фокусирование внимания на особенностях своего гендера может стать эффективным способом устранения их дискриминации, равноправие гендеров никогда не будет достигнуто, если отношение женщин к мужчинам как к членам чужой группы будет вызывать со стороны мужчин негативную реакцию, которая воспрепятствует налаживанию социального взаимодействия этих гендерных групп.

Акцентирование внимания на гендере ведет не только к преувеличению гендерных различий и стимулированию разделения общества на мужчин и женщин, это действительно может привести к углублению уже существующих различий между гендерами. Крокер и Мэйджор (Crocker & Major, 1989) указывали на то, что если члены группы сознательно недооценивают какое-то качество другой группы, то и сами они лишаются мотивации для достижения успехов в данной сфере. Например, если мужчины принижают значение эмоциональной чувствительности (традиционно женской черты), то они и не стремятся развивать это качество у себя, в результате чего между полами возникнут еще более серьезные различия по данному параметру. Таврис (Tavris, 1992) говорит о том, что нам следует воспринимать различия между мужчинами и женщинами как нечто вполне естественное и не рассуждать так часто о дихотомии полов и гендерной идентификации. По ее мнению, подобная тенденция отвлекает нас от сосредоточения усилий на том, чтобы создать сообщество людей с качествами, которые мы хотели бы видеть у обоих полов.

Пристрастное отношение к своей группе и предубежденное — к чужим также способствует возникновению конфликтов между группами. Это может произойти потому, что подобные предубеждения влияют на то, как мы объясняем поведение членов нашей и чужой группы. Обычно, когда чужая группа совершает негативные действия, мы приписываем это наличию каких-либо устойчивых характеристик, присущих членам этой группы (внутренняя, или диспозиционная, атрибуция). Однако когда негативные действия совершаются нашей группой, мы видим причину этого во влиянии временных внешних факторов (внешняя, или ситуационная, атрибуция). И наоборот, когда наша группа совершает позитивные действия, мы используем диспозиционную атрибуцию; когда же подобное поведение демонстрирует чужая группа, мы применяем ситуационную атрибуцию. Петтигрю (Pettigrew, 1979) назвал это явление первичной ошибкой атрибуции (ultimate attribution error).

Первичная ошибка атрибуции — это расширение фундаментальной ошибки атрибуции (тенденция людей, объясняя поступки других, придавать чрезмерное значение внутренним диспозиционным причинам) и пристрастия к «игре в свою пользу» (тенденция людей приписывать свои успехи своим внутренним качествам, а неудачи — воздействию внешних факторов) при объяснении поведения групп. Хьюстоун (Hewstone, 1990) сделал обзор многих работ, в которых документально зафиксирована эта ошибка.

Первичная ошибка атрибуции (Ultimate attribution error). Когда чужая группа совершает негативные действия, мы используем по отношению к ней диспозиционную атрибуцию, а по отношению к своей — ситуационную. И наоборот, когда наша группа совершает позитивные действия, мы используем диспозиционную атрибуцию, когда же подобное поведение демонстрирует чужая группа, то применяем ситуационную атрибуцию.

Очевидно, что такая атрибутивная ошибка должна привести к повышению вероятности возникновения конфликтов между группами. Во-первых, она подразумевает, что, вопреки любым позитивным действиям другой группы, негативное восприятие этой группы будет неизменно сохраняться. Например, когда муж берет ребенка с собой, чтобы провести с ним выходной день (позитивное и желаемое действие), то жена может приписать этот поступок попытке мужа загладить свои прошлые грехи или расчету получить что-нибудь взамен. Во-вторых, узнав о негативном восприятии другими людьми нас самих или нашей группы, мы нередко воспринимаем это как проявление внешней агрессии. Поскольку нам свойственно отвечать на агрессию агрессией, вероятность разгорания конфликта в таких условиях будет довольно высокой. Вполне возможно, что повышенная психологическая разобщенность и неприязнь между разными группами возникает вследствие взаимно негативных аффектов (negative affect reciprocity).

Взаимно негативные аффекты представляют собой обмен негативными чувствами по принципу «око за око, зуб за зуб» (Brehm & Kassin, 1992). Если кто-нибудь испытывает к нам острую неприязнь или говорит о нас что-то дурное, то обычно мы стремимся ответить ему в том же духе. Неудивительно, что процесс такого обмена «любезностями» чаще всего идет по нарастающей. Все сказанное в полной мере относится и к шуткам, отпускаемым в адрес представителей другого пола.

В исследованиях, проведенных Крокером и Лухтаненом (Crocker & Luhtanen, 1990), высказывалось предположение, что люди, сильно идентифицирующие себя с группой, часто увлекаются сравнением своей группы с чужими. При этом можно ожидать, что осведомленность о негативных установках чужой группы может привести к тому, что мы начнем объяснять происходящее так, чтобы это позволяло нам сохранить позитивный взгляд на свою группу. В таких случаях принижение достоинств других групп является одним из способов чувствовать себя лучше. Критика нашей группы теряет свою эффективность, если мы убеждаем себя в том, что она исходит от невежественных, злобных и низких людей. В итоге, когда мужчины узнают о том, какие отрицательные качества приписывают им женщины, или когда женщины узнают, какими негативными чертами характера они обладают с точки зрения мужчин, в этих условиях представители другого гендера сразу превращаются в представителей чужой группы. При этом часто наблюдается преувеличенное восприятие гендерных различий, что, случается, приводит к открытым конфликтам.



Наше восприятие гендеров в качестве «противоположностей» не подтверждается результатами исследований гендерных различий, а также с рассмотрения, как социальное познание гендера может объяснить наше стойкое убеждение, что различия между гендерами существуют. В частности, особое внимание обращалось на то, как присущие нам от рождения стратегии обработки информации могут способствовать преувеличению гендерных различий. Основная идея здесь заключается в следующем:

если у нас имеются ожидания относительно гендеров, то мы с большей вероятностью будем замечать и запоминать все случаи, подтверждающие наши ожидания. Это будет происходить из-за того, что наши ожидания действуют как схемы. Схемы, разумеется, это когнитивные категории, помогающие нам выборочно работать с информацией, которая в противном случае воспринималась бы хаотичным потоком стимулов. Содержание групповых схем в значительной степени социально детерминировано. Другими словами, социальная информация, основанная на поло-ролевой сегрегации, внушает нам, что определенные категоризации являются точными и соответствующими действительности. Все сказанное выше вполне справедливо и для гендерных схем. Сандра Бем (Bem, 1981, р. 362) объясняла широкое распространение методов обработки информации с использованием гендерных схем как следствие «уверенности общества в функциональной важности гендерной дихотомии»:

"Типичный американский ребенок не может не заметить: поведение, которое родители, учителя и сверстники рассматривают в качестве приемлемого для того или иного человека, зависит от его пола... Таким образом общество учит ребенка двум важным вещам, связанных с гендером. Во-первых,... оно дает представление о совокупности связанных с гендером ассоциаций, которые могут выступать в качестве когнитивной схемы. Во-вторых, оно показывает, что дихотомия между мужчинами и женщинами имеет экстенсивную и интенсивную значимость практически для каждого жизненного аспекта."

Концепция, признающая одновременное «различие и равенство» полов, кажется мне нежизненной. Одна из основных целей заключалючаеться в том, чтобы показать, что гендерная категоризация может привести к возникновению пристрастного отношения к своей и чужим группам и что гендерная сегрегация вносит свой вклад в гендерную категоризацию.

Большинство социальных ролей выполняется главным образом либо мужчинами, либо женщинами, а большинство людей с самого раннего возраста ограничивают свой круг общения представителями своего пола. Когда мы идентифицируем себя в качестве мужчины или женщины и начинаем в определенной мере формировать свою самооценку и идентичность на гендерной основе, у нас появляется мотивация для взаимодействия главным образом с представителями своего гендера. После этого начинают возникать различные внутригрупповые и внегрупповые процессы, стимулирующие дальнейшее разделение и стереотипирование людей на гендерной основе.

У женщин, которых начинает тревожить свой более низкий, чем у мужчин, социальный статус, появляется чувство гордости за свою группу и солидарности с ней, основанное на взгляде на мужчин как на представителей иной группы. При этом мужчины могут почувствовать, что их атакуют, и также начать рассматривать женщин как представителей чужой группы. Существование на протяжении тысячелетий раздельных церемоний, ритуалов и сфер деятельности для женщин и мужчин во многом связано с меньшими возможностями женщин (Kimmel & Kaufman, 1994).

Социальные психолога для снижения остроты межгрупповых конфликтов часто рекомендуют заострять внимание на суперординатных целях, то есть таких целях, которые являются общими для обеих групп и достижение которых требует от них совместных усилий.
Для осуществления желаемых изменений в традиционных гендерных ролях может потребоваться разнообразная психологическая поддержка, например акцентирование внимания на той выгоде, которая последует из подобного взаимодействия, а также на том, что проводимые изменения согласуются с задачей создания равноправного общества. Вместо того чтобы смотреть на мужчин и женщин как представителей двух разных групп, людей надо поощрять к созданию общественных институтов, в которых никто никого не рассматривает как врага. Также важно, чтобы оба гендера при оценке поведения друг друга не прибегали бы к стереотипам, не считали проявление слабости фактом неизбежным, обусловленным врожденной предрасположенностью. Вместо этого людям нужно фокусировать внимание на ситуационных причинах различий между гендерами, таких, как дифференцированная социализация и гендерная сегрегация социальных ролей. Это даст нам большую надежду на изменения и будет направлять наши усилия на то, чтобы эти измененения произошли как можно быстрее.

Суперординатная цель (Superordinate aim). Цель, которая является общей для конфликтующих групп. Ее достижение требует от них совместных усилий и может послужить снятию конфликта.

Гендерные схемы сохраняют свое влияние и способность противостоять изменениям потому, что они черпают силы из трех источников.
Во-первых, они являются социально вознаграждаемыми и, общество оказывает ощутимое давление, заставляя придерживаться этих схем.
Во-вторых, представляется так, что частично самоуважение можно черпать из гендерной идентичности.
В-третьих, наши гендерные стереотипы действуют в качестве схем и управляют процессами обработки информации таким образом, что наблюдаемое нами поведение интерпретируется в соответствии с нашими ожиданиями.

Легко можно впасть в разочарование в отношении перспектив изменения гендерных стереотипов, осознав, что их подпитывают столь мощные источники. Но надежда, безусловно, есть. Девайн (Devine, 1989) установил, что мы способны сознательно изживать в себе стереотипы в тех случаях, когда знаем об их существовании. Проведение образовательных бесед с людьми по поводу гендерных стереотипов и напоминание о них в тех случаях, когда люди прибегают к подобным стереотипам, также помогает избавляться от гендерных предубеждений (Geis, 1993). Воздействие схем может быть в значительной мере снижено в тех случаях, когда люди начинают осознавать, каким образом схемы могут сделать их мышление предубежденным, и когда они начинают задумываться о примерах, которые не укладываются в рамки схемы (Cross & Markus, 1993).

Большое значение имеют и исследования, направленные на преодоление расовых предрассудков. Кук (Cook, 1985) полагает, что для преодоления предубеждений необходимо выполнение многих условий. В связи с гендерными стереотипами можно ожидать, что для исправления сложившейся ситуации необходимы частые контакты с людьми, которые не укладываются в рамки стереотипов, в условиях, обеспечивающих равный статус, а также наличие социальной информации, из которой становится ясно, что схемы должны быть изменены.

Шон Бурн (Гендерная психология)



_________________
Емэйл pimenov.polpred@gmail.com http://vk.com/id46626332
скайп mars201061
Не в сети
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 Страница 1 из 1 [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти: